Стояла теплая осень. Такая, когда можно пройтись по Петербургу в легком пальто, без шапки. Эля и Глеб кормили на пруду в Таврическом саду уток. Сюда они приезжали круглый год. Летом валялись в травке на покрывалах, читали книги и тихо обсуждали прочитанное. Зимой бегали на лыжах или просто гуляли, после чего заходили пить ароматный кофе в ближайшее уютное кафе «Енотик». По весне любили кататься здесь на велосипедах, иногда приходили на пробежку.

А сейчас осень. Желтые листья повсюду и шуршат под ногами. Играют дети, их вывели на прогулку, потому что такой теплый воздух в Питере достаточно большая редкость. Чуть дальше, вглубь сада, у реки полно довольных рыбаков, сегодня им везет, хороший улов!

Эля смотрит на Глеба внимательно, как бы пытаясь прочитать его мысли, затем приглашает пройтись вдоль сада.

Все дорожки засыпаны осенней листвой, что делает прогулку более атмосферной.

— Вчерашнее выступление прошло как никогда хорошо, правда, Глеб? – сказала наконец Эля, — она не знала с чего начать беседу.

— На отлично! – ответил Глеб, Никогда раньше не испытывал такого драйва!

Эти ребята – уличные музыканты. Они выступают всюду, но чаще всего их можно встретить в центре города возле метро. Глеб играет на барабанах, а Эля на гитаре и отвечает за вокальную часть композиций. Музыку они пишут сами, вечерами в гараже Глеба. Недалеко от метро «Девяткино» три года назад он купил старый гараж. Облагородил, поставил шумо-изоляцию на  стены, чтобы никому не мешать своей музыкой. Принес туда инструменты, барабанную установку, и они начали творить свое любимое дело. Музыка – то, о чем они мечтали еще со школьных лет. Но тогда концертов не давали. Учились в музыкальной школе играть на скрипке и гитаре, пели в хоре. У Эли получалось немного лучше, она была старательной девочкой.

А теперь рок. Рок-музыка охватила их полностью, унесла в свое течение, завоевала сердце каждого. Они пели и играли, отдаваясь музыке полностью, без остатка…

— Но я не для этого сегодня позвала тебя, Глеб, — продолжила Эля. Вчера я была у Максима. Он вышел за сигаретами, а телефон забыл дома. И я… Никогда себе и ему этого не прощу… Я взяла его смартфон. Хотела просто посмотреть наши общие фотографии. А там… Он с какой-то девушкой. Зашла в переписку, оказалось, что это некто Вика, у них роман, судя по сообщениям… Когда он вернулся, меня уже не было в его квартире. Зачем было меня обманывать, Глеб? Если он встречается с ней, то зачем так тепло держал меня за руку, зачем говорил «люблю»? Все эти ночные прогулки по мостовой, по выложенной гранитом набережной… Я просто не понимаю, у меня не укладывается в голове…

— Что у тебя за привычка, искать себе проблемы? – буркнул Глеб. Он давно ревновал Элю к Максиму. – Не надо никогда брать чужие вещи, и тогда ты не узнаешь ничего плохого. Того, чего тебе не следовало бы знать!

— Ты думаешь, так было бы лучше? Встречаться и принадлежать тому, кто предает?! Разве я этого заслужила, разве?!…

— Наверное, ты права. Но ты никогда не хотела встречаться с тем, кто тебя по-настоящему любит! Кто тебе всю душу! Ты с этими!.. Олег, Саша, потом Максим!.. Они тебя не стоят! Где ты, и где они!

— Но как же чувства? Мы любили друг друга!

— Любили? Ха! – усмехнулся Глеб. — Любовь – это когда в минус сорок я приходил к тебе, простуженной с температурой под сорок, домой, ночью, чтобы отдать лекарства и полечить тебя. Между прочим, пешком, через треть города. Денег на такси у меня не было, а метро уже не работало. Любовь – когда ты зареванная падаешь ко мне на плечо, переживаешь из-за очередного «Максима», рассказываешь, делишься, а я киваю, соглашаюсь и во всем поддерживаю тебя. Любовь – это лесной букет из ромашек, это прогулки под пение птиц за чертой города, это не дешевые смс, звонки, нет. Это полное понимание тебя, принятие такой, какая ты есть, со всеми достоинствами и недостатками. Это не пустые слова. Это молчание с тобой наедине у костра, громкое молчание, которое сильнее всех вместе взятых в мире слов…

— Пойдем домой, — сказала Эля. У меня ноги замерзли, боюсь охрипнуть перед выступлением.

— Ноги замерзли? На улице так тепло!

— Пойдем, пойдем. Сегодня много работы.

***

Для Эли все будто померкло. Она сидела на окне, поджав ноги, и смотрела пустыми глазами на свою гитару. Играть она не могла. Плакать тоже. Слез не было. Где-то глубоко внутри щемило от боли.

…Они отыграли концерт возле метро «Площадь восстания». Не такой успешный, как предыдущий. Зрителей было немного. В этот раз их не фотографировали, не снимали на видео. Но аплодировали от души. Та небольшая кучка народа, что собралась у входа в метрополитен. Эля и Глеб ушли счастливыми. Музыка помогла, вытолкнула переживания, она всегда спасала от боли. Эля смотрела на Глеба и улыбалась.

Когда она пришла домой, вновь села на подоконник. Это было ее любимое место. Этаж последний, а потому оттуда хорошо видно небо. Эля любила смотреть на небо. Здесь она в одиночестве встречала закаты и рассветы. Любовалась облаками и утренними лучами солнца. Она взяла в руки гитару, а в голову полезли воспоминания. Она почему-то вспомнила то счастливое время, когда она была еще школьницей, а Глеб всегда провожал ее после уроков до дома. Помогал донести тяжелую сумку с учебниками.

Она вспомнила, как однажды на ее День Рождения Глеб написал баллончиком на углу ее дома поздравление. Соседи ругались, и Эле пришлось оттирать надпись, но она все равно весь день ходила счастливая. Вспомнила, как в младших классах ее обижал мальчишка, главный школьный хулиган, а Глеб заступался за нее, подрался с тем бандитом и потом ходил весь в синяках. Директор тогда отчитал обоих, вызвал в школу родителей.

Вспомнилось ей и то, как кто-то в музыкальной школе украл у нее домашние задания по нотной грамоте. Очень переживала. А Глеб поднял на уши всю школу, и вор был найден.

Вспомнила первое, неумелое и такое наивное признание Глеба ей в любви. Она тогда сказала: «Нет».

…Эля потянулась к телефону, набрала знакомый номер Глеба. На память. И слегка охрипшим после выступления голосом сказала: «Глеб, я понимаю, что сейчас уже очень поздно. Но… Пойдем, посидим в кафе «Енотик»? Я, ты и моя гитара».