Разбила зеркало!
Вечно, когда тороплюсь, всё из рук валится. Бабушка бы сейчас сказала: «К несчастью». А я в приметы не верю. Тем более я уверена, что сегодня обязательно буду счастлива. С ним. Будем всю ночь разговаривать сидя у костра, а под утро заберемся в палатку и крепко-крепко уснём. Будем спать, пока под брезент не проберутся жаркие лучи полуденного солнца.

Собираю осколки.
Конечно, порез, как без этого. И без того опаздываю, а тут ещё с ранкой возиться. Где у меня тут перекись? Зря я так долго с причёской провозилась. Теперь точно опоздаю. Да где же перекись? А, пойдёт и одеколон. Да, уж, с причёской – это зря. С ума сойти, приду сейчас на вокзал с такими локонами, он меня обсмеёт. Скажет: «Вот дура, ты бы ещё вечернее платье одела, на природу-то». Нет, не обсмеёт, конечно. Такой воспитанный. А я бы обсмеяла себя. Его никогда. Время! Опоздаю на полчаса, не меньше. Всё, всё, надо бежать.

Он, наверное, уже ждёт. Наверняка, он пришёл раньше. Он всегда приходит раньше и терпеливо ждёт. Всегда? Ну, сказанула. У нас было-то всего два свидания. Это так здорово. Но я постоянно опаздываю. В первый раз – на десять минут, ерунда. Второй – пятнадцать. Тоже ничего. Эх, сегодня тебе придётся подождать полчаса, прости. Для тебя старалась.

Дождь? О, нет! Ну, как, как же так! Трудно было выглянуть в окно, увидеть дождь ещё из дома и взять зонтик? Придётся возвращаться. Не идти же под такой ливень с открытой головой. До вокзала доберусь вымокшей крысой: тушь растечётся по всему лицу, от локонов одни клочья останутся. Он скажет: «Брысь! Сгинь, нечистая!».
Надо, надо вернуться. Бабушка бы и тут сказала: «К неудаче». К чёрту приметы. Лифт скрипнул, дёрнулся – возвестил, что мы уже на моём этаже. Я звякнула ключами и… надо же так случиться, что связка ключей выпала из моих корявых рук именно в тот момент, когда двери лифта открылись! И – в щель! В шахту!

Время, время. Как быть? Шут с ним, с зонтиком уже, но без ключей-то не уйти. Сейчас он начнёт звонить. Вот сейчас, именно сейчас я уже должна быть там, на старом ж/д вокзале. Минут через пятнадцать он позвонит, спросит, где я. И что мне ему сказать? Я уронила ключ в шахту лифта? Жду спасателей? Какая чушь.

— Алло… — не знаю, туда ли я звоню – алло, здравствуйте. Это ЖЭУ номер шесть?.. Я ключ уронила в шахту лифта… случайно… и что мне теперь делать?.. Адрес?
Обещали прийти. А когда? Как же глупо. А вдруг он не дождётся. Четверть часа прошла, где звонок от него. Неужели не позвонит. Хорошо, что не звонит – не хочу всю эту чушь рассказывать. С другой стороны вдруг он подумает, что я просто не захотела продолжать с ним встречаться? О, боже, он же сейчас там сидит под дождём. Мы договорились встретиться на перроне, откуда отходит наша электричка. Наша электричка ходит каждые полтора часа. На этот рейс мы точно опоздали. Под дождём, под дождём. Стоит и ждёт. Пока ждёт. И мокнет.

Телефон завибрировал. Ну, вот и начал звонить. А, нет. Это MMS. Фото вокзала – мокрые стены здания. Он дал понять, что ждёт, что он там – напротив этих стен, под этим дождём, но не сказал ни слова, не потребовал объяснений. Он чудо. Такой молодец.

Коммунальщиков пришлось ждать сорок минут. Они сказали, что вообще-то доставать ключи из шахты – не их дело. Пришлось дать им на пиво. На пол ящика, точно. Дома хватаю зонтик и лечу вниз по лестнице. Ливень продолжается. Как же мы в такой ливень на природе будем отдыхать? Да не важно. Не холодно ведь. Главное – с ним. Только бы он не сказал, что всё отменяется, погода «не лётная». Что за бред, разве он так скажет? Ага, ехал он к вокзалу из своего города, стоял полтора часа под дождём, и всё для того, чтобы такое сказать? Нет, конечно. Всё будет хорошо.

Далеко, конечно, место встречи устроили. Автобусом добираться. А сейчас ещё до автовокзала. Но мы живём в соседних городах, а старая «жэдейка» как раз между нами. Ещё удобнее то, что оттуда ходят электрички на «лысую гору», куда мы решили сегодня поехать с ночёвкой. Вдвоём. Только вдвоём.

Телефон снова завибрировал. Новое MMS. Фото с вокзала, зал ожидания. Он зашёл в здание, промок. Этим фото он говорит: «Я здесь, я жду». Надо позвонить, сказать, что я уже бегу на автовокзал, там сяду на автобус и – к нему.
«Вызываемый абонент находится вне зоны действия сети…»

Недоступен? Да, да, там же не ловит «МТС». Только местная связь. Говорила я ему возьми местную, ловит даже в горах. А как же тогда он мне эти MMS присылает? Тревожно. Что за тревога появилась? Всё в порядке, всё в порядке. Он ждёт, с ним всё хорошо. Вот же фото в сообщении – он на ж/д вокзале.

Бегу по тротуару, зонтик в руке, как олимпийский факел. Под ногами брызги — лужи с асфальта прыгают на мои туфли. До «зебры» далеко, перейду здесь. Свисток. Постовой.
— Ваши документы?
— В чём дело?
— Вы перешли дорогу в неположенном месте, штраф сто рублей. Ваши документы.
— Нет у меня документов, я просто гуляю, какие документы?!
— Паспорт надо всегда с собой носить, девушка. Правила знаете? Где нужно переходить дорогу?
— Извините, инспектор, я очень тороплюсь, задумалась. Так-то я всегда ПДД соблюдаю.

Мы стоим на тротуаре в дождливую погоду, и я как чувствовала – сейчас это произойдёт. И точно: мимо пролетает иномарка и из-под её шин взлетает в воздух огромная лужа и падает на нас с инспектором. Ему то что, не привыкать. А у меня свидание! А у инспектора ни свидания, ни туфель, ни локонов. Поэтому он не завизжал, как я, а засвистел иномарке и замахал ей палкой. Зато отстал от меня, и я побежала на вокзал. Первым делом – в уборную. Надо посмотреть, насколько плохо я выгляжу. Туфли – насквозь, джинсы – до нитки. Он увидит меня, ужаснётся. Главное, чтобы дождался.

Мутное зеркало в туалете показывает меня в бедственном положении. Капли грязи есть даже на кофточке. Но локоны целые, хоть это радует. Туалетной бумагой я пытаюсь почиститься – нелепые попытки. Ну и ладно, пусть видит, что путь к нему выдался не лёгким.

Новое MMS. Он присылает фото каждые сорок минут. Неужели прошло так много времени, я ведь так торопилась. Что тут? Теперь он сфотографировал перрон вокзала через окно, из здания. На оконном стекле застряли капли дождя, фокус на них. А перрон размыт, словно это иллюзия. Действительно, теперь поездка на гору кажется иллюзией. Но он ещё ждёт – вот, стоит у окна, смотрит на перрон, считает уезжающие попутные электрички. И каким-то непонятным образом переправляет фотки мне. Пробую звонить ещё. Недоступен. Как же он присылает MMS? А вдруг он заранее всё сфотографировал, а теперь шлёт мне сообщения из дома? Что за глупости, тогда бы я смогла ему дозвониться. Ужас, могло же в голову такое прийти!

Автобус подъедет через пятнадцать минут. Есть время выпить горячего чайку из пластикового стаканчика. Зонтик, сумка, рюкзачок – всё на скамейку. В руке только горячий, не ароматный, но приятный чай.

— Эй! СТОЙ!!!
Какой-то мальчишка схватил мой рюкзачок и — ходу! «Стой! Держите его!». Я опрокинула стаканчик на джинсы, обожглась, вскрикнула. Схватила сумку и зонтик – в погоню! Не упускаю воришку из виду: он ловко проскальзывает сквозь вокзальную толпу, перепрыгивает через баулы на полу, рвётся к выходу и… Какой-то мужчина резко останавливает его – рукой в грудь. Мальчишка закашлялся и выронил мой рюкзачок. Я подбегаю, хватаю своё имущество, хочу пнуть мальчишку, накричать на него, но тот уже дал дёру. Мужчина смотрит на меня, улыбается. Симпатичный. Высокий, мускулистый, в белой рубашке. И видно, что интеллигентный.

— Спасибо – говорю ему с улыбкой.
— Да не за что. Я оказался в удачное время в удачном месте. Вы в порядке?
— Да, в полном. Погода немного потрепала меня, если вы об этом…
— Нет, нет. Вы прекрасно выглядите. Вам очень идут мокрые джинсы.
Я зачем-то смеюсь, хотя не смешно. Совсем не смешно.
— Спасибо! – говорю – очень мило.
А этот интеллигент времени зря не теряет:
— Как ваше имя?

Я сказала ему. Он предлагает выпить по чашке кофе в буфете. Не вижу причин отказывать: у меня есть ещё десять минут, а свой чай я так и не выпила. Он угощает, разговариваем. Он говорит, что приехал из Москвы, его пригласили работать редактором на местное телевидение. Я «охаю», говорю, что это очень интересно. На дне чашки уже нет ни капли кофе. Только заметив это, мне пришло в голову посмотреть на часы. Так мне стало стыдно. Я опаздываю на автобус из-за того что разговорилась с незнакомым мне мужчиной в то время, как мой парень уже третий час сидит и ждёт меня на старом ж/д вокзале. Я нервно прощаюсь с Москвичом и бегу на перрон.

Бегу на перрон! Бегу! Водитель автобуса уже тронулся. Я чуть ли не лечу. Следующий будет через полчаса. Мой друг точно не станет столько ждать и уйдёт. Водитель увидел меня, бегущую, остановил автобус, открыл мне двери. Еду! Еду к тебе, мой любимый! Неужели повезло, в первый раз за этот день!

Как я могла заболтаться с этим, из Москвы? Потому что он остановил того воришку, выручил меня? Скажи ты спасибо, да иди своей дорогой. Нет ведь, приспичило сидеть с ним, болтать, «охать». Красивый мужчина, да. Но мой мужчина и красивее, и сильнее. Хоть он и не спасал меня от воров, не защищал от хулиганов. У него не было такой уникальной возможности. Зато он мужественно ждёт меня уже несколько часов. И не ворчит, не пишет эти дурацкие SMS, как то: «Ну, ты где?», «Я жду уже три с половиной часа!», «Что случилось, ты уже не хочешь меня видеть?». Я полюбила его ещё сильнее, за то, что он просто присылает фотографии – вот, мол, я ещё жду. И всё. Никаких ворчаний, раздражающих вопросов.

Дождь успокаивается. Сквозь тучи прорезаются солнечные лучи. Хороший мой друг, через пятнадцать минут мне пришлёт первую яркую фотографию ж/д вокзала. А ещё через пять, я обниму моего выдумщика, и мы поедем на лысую гору. Когда приедем, там уже будет совсем тепло и солнечно.

— Приехали… — вздыхают пассажиры.
Вздыхают, потому что на самом деле мы не приехали. Автобус сломался.
— Когда будет следующий? – кто-то спрашивает у кондуктора.
— Через полчаса, когда ж ещё!

Моя бабушка сейчас сказала бы: «Ну не судьба». Неужели всё это может произойти с человеком в один день? Всё сразу. И как мне объяснять теперь ему почему я опоздала на… уже неизвестно на сколько я опоздаю. Он не поверит, подумает, что я выдумываю, лгу. «Уронила ключ в шахту лифта, попалась гаишнику, меня обрызгала машина, я гонялась за воришкой… сломался автобус». Если всё по отдельности, не кучей, то можно и поверить. А так ни за что не поверит. Подумает что-нибудь не то, станет чего доброго накручивать себе… И что дальше? Скажет: «Да ну её. Гуляет с кем-то, а я жди её. Потом выслушивай тонны лжи». И уедет в свой невыносимый город. Навсегда.

И ведь сразу было ясно – не надо в такой дождливый день ехать на какую-то природу. Он тоже хорош со своими фотографиями. Раз уж нашёл способ отсылать сообщения из зоны недоступности, написал бы: «Погода мерзкая, не едь сюда. Встретимся в твоём городе, сходим на «Бесславных ублюдков», вечером погуляем по проспекту». И всё, делов-то. Нет, он сидит, как дурак, на своём вокзале, фотографирует идиотские виды и присылает мне. Думай, что хочешь. Вот сейчас пришлёт ещё фото, даже не посмотрю. К чёрту. Сейчас поймаю попутку – и домой. Нет, с попуткой я хватанула, конечно. Сегодня не самый удачный день, чтобы «стопом» ездить. Вызову такси, раскошелюсь.

Точно, поехала бы домой, если бы не бабушка со своими приметами. Я вспомнила, что утром разбила зеркало, а по словам бабушки – это к несчастью. Но это не так. Я сама своей жизни хозяйка. И это надо доказать. Будет мне какое-то глупое зеркало судьбу вершить. Всё в моих руках. Надо идти до конца, деваться некуда.

— На ж/д вокзал – говорю таксисту. Он трогается.
В сумочке снова завибрировал телефон. Я знаю, что это новое MMS. Но не имею представления, что там, на фото. Неужели он ещё ждёт? Такого быть не может. Сидеть, ждать, неизвестно чего на протяжении нескольких долгих часов. Сначала под дождём, потом в зале ожидания, соседствуя с БОМЖами. Никто никогда не будет столько ждать. Смотрю сообщение. Всё верно. Он не ждёт. Ясно, что это последнее MMS. Последнее фото. На нём фасад ж/д вокзала. И ясно, что мой друг не просто вышел из здания и сфотографировал его. Фото сделано через капельки дождя, прилипшие к боковому стеклу автомобиля. Очень красивое и очень грустное фото. Дождь кончился, а капельки на стекле ещё остались. Я уже близко, а он уезжает на такси. Зачем мне ехать дальше, не ясно. Самое время сказать таксисту: «Разворачиваемся. Едем в город». А сама говорю:
— Побыстрее, пожалуйста. Я опаздываю на электричку.

Никуда я не опаздываю. Меня даже никто не ждёт. А таксист надавил на газ, думает, правда тороплюсь. Пускай. Смотрю ещё раз на фото и понимаю – так выглядит расставание.
Ещё через пятнадцать минут я вываливаюсь на высыхающую привокзальную площадь. Заляпанное такси уезжает. Пустота. Никого. Ещё одни капельки. Эти льются по моим щекам уже не из-за пасмурного неба. На всякий случай иду к входу в здание. Медленно, безнадежно. Останавливаюсь. Входить нет никакого смысла. Войти, чтобы заплакать? Но вхожу. И капелек на щеках становится больше. Я иду до конца, ведь мы договорились встретиться на перроне. Выхожу. Конечно же, пусто. Я не в сказке. Ну и пусть. Хотела бы я сейчас посмотреть на себя. На кого я похожа? Что осталось от моих локонов, которые я так старательно делала для него?

Стою на перроне, чего-то жду. Просто отдыхаю. В сумочке вновь завибрировал телефон. Да, у меня местная симка, связь есть и на этом полустанке. Сердце ёкнуло, бросило в жар. Что там? Ещё одно MMS. Держу палец на кнопке «открыть сообщения», а сама дрожу от волнения. Что же там? Здесь его нет. Неужели он прислал мне фото дороги или вида своего города? Открываю, смотрю, вижу!.. На фото перрон, тот самый на котором я стою. А на перроне – я. Моя спина. Лица не видно, но ясно, что мне грустно. Секунду смотрю на фото, не могу понять… и оборачиваюсь. Стоит, улыбается. Подходит. Самый красивый, самый лучший, мужественный мой друг.

— Ты успела на последнюю попутную электричку. Будет через десять минут. Я взял два билета – говорит непринуждённо.
— Я звонила, ты недоступен…
— Да, ты была права, моя симка здесь бесполезна. Не ловит.
— Как тогда… все эти сообщения?

Мой друг улыбнулся. Направил на меня камеру своего телефона, раздался характерный щелчок. И вдруг – я не ожидала – мой друг подбрасывает телефон высоко-высоко. Тот несколько раз кувыркается под небом и падает вниз. Парень уверенно ловит его одной рукой. А в моей руке завибрировал мой телефон. Открываю сообщение. Там я. Удивленная, с развалившейся причёской, с потёкшей тушью. Боже, зачем он мне это показал? Какая страшная. А он улыбается и говорит:
— Известный способ. Нет связи – подбрось телефон повыше.

И снова улыбается. Добрый. Мои руки сами собой сплетаются на его шее. Я всей силой прижимаюсь к нему. Я замёрзла, устала, испугалась. А он такой сильный. И улыбается.
— Я думала ты уехал… последняя фотка – мне показалось, что ты её сделал из машины.
— Да, из машины. Я и правда хотел уже уехать. Но мне стало интересно, послушать твою историю. Расскажешь у костра, что с тобой сегодня приключилось.
Где-то вдалеке зашумела электричка. Сейчас мы поедем вопреки всем неудачам. И заберемся в палатку. И я расскажу всю эту чушь. И он мне поверит. Он мне обязательно поверит.