— Что делала сегодня, малышка? — спросил он, вернувшись с работы.
— Видео-лекции смотрела. Про химическую зависимость и созависимость.

Он вопросительно посмотрел на меня и нахмурил брови.

— Химическая зависимость, — медленно продолжила я, — это неконтролируемое влечение человека к психоактивным веществам — алкоголю, наркотикам. А созависимость — это поглощенность жизнью другого человека. Как правило, жизнью химически зависимого.
— И? Зачем это тебе?
— Ты правда не понимаешь?
— Нет.
— Ты химически зависимый, а я созависимая.

Он громко рассмеялся.

— То, что ты ненормальная и … какая там? Поглощенная моей жизнью? Это давно всем понятно. А у меня все хорошо, и проблем никаких нет. Прекрати ставить диагнозы.
— Как скажешь, — спокойно ответила я и пошла в гостиную.

Он открыл принесенную бутылку виски, налил полбокала и залпом выпил.

— Олег снова меня достал! — занюхивая рукавом, произнес он, — Представляешь, он весь день копался в документах нефтебазы и отказывался от разговоров со мной. А в конце рабочего дня позвонил управляющему — сказал, что приедет завтра сверяться. Копает под меня, гад! Устал я в общем, малышка. Решил вот снять стресс.
— Я поняла. Делай, как считаешь нужным.

Он сел за стол, поставил перед собой бутылку и уткнулся в телефон. А я открыла ноутбук, надела наушники и включила новую лекцию.

— Так что ты там говорила про зависимость? — подошел он где-то через час.
— Я же уже все сказала. Ты химически зависимый человек. А я созависимый. У меня изначально есть склонность к этому, а ты бесконечным пьянством и прочими выходками усугубил это.
— Понятно, — он наклонился и поцеловал меня в щеку, — И что теперь делать?
— Не знаю пока. Я хочу разобраться в себе. Досмотрю лекции — буду думать.
— Хочешь, посмотрю вместе с тобой?
— Сам решай.

Он подошел к столу, взял бокал, уселся рядом и начал слушать.
— Ты не находишь, что это выглядит забавно — слушать про химическую зависимость с алкоголем в руках? — подковырнула его я.
— Не умничай.

Минут десять мы молча смотрели лекцию. Периодически он хихикал, хмыкал, дергался. Я старалась проявлять полное равнодушие и просто слушать:

— Не надо ругать — для них это привычное, — говорила женщина из ноутбука, — Не надо оскорблять. Они сами себя кроют такими словами, что таких слов и не произнести. Не надо унижать — они и без вас унижены до предела. Там ноль, ноль самооценки! Не надо их наказывать. Надо просто проявить свою любовь, которая будет выражаться в том, чтобы прекратить им потакать.

— Я все понял, малышка. Нажми на паузу.

Я нажала и посмотрела на него.

— Она говорит про героиновых наркоманов.
— Нет, она говорит про все зависимости. Про алкогольную в том числе.
— То есть ты считаешь, что я не могу себя контролировать?
— Не можешь, конечно. Ты ведь пьешь каждый день. И мы постоянно из-за этого, хотя и не только, ругаемся.
— Все понятно, — недовольно затянул он, — Кстати, да. Рядом с тобой я действительно стал выпивать чаще. И теперь понимаю почему — ты созависимая! И бывшая туда же. Почему я все время выбираю не тех баб?

«Точно. Бывшая девушка. Надо с ней встретиться и поговорить на эту тему. И заодно узнать, что же было весной»

Продолжение следует…

Все части «Истории одной любви…»