Знаете, меня уже всерьёз пугает Фейсбук, и его постоянная рубрика «Вы можете знать этих людей».

Потому что никто, вы понимаете — НИКТО не может знать о том, что я могу знать этих людей! У меня нет общих друзей с ними, нет их номеров телефонов, и не было никогда, я не общалась с ними ни по электронной почте, ни как-то ещё. Более того, как-то раз мне предложили в друзья мужа моей подруги, которой вообще нет в соцсетях, а этого мужа я вообще только на её свадебной фотке видела, когда она мне её в 2006 году ММС-кой прислала.

А сейчас я увидела вообще страшное. Страшное и необъяснимое.

Представьте: далёкий 2004 год.

Я тогда впервые подключила к стационарному компу проводной интернет Корбина. Интернет был ужасный, и его не было от слова совсем. Чтобы он у тебя был — надо было каждый раз звонить в техподдержку, и полчаса выполнять всякие инструкции типа «А сейчас зайдите вот туда, поставьте флажочек, наберите в строке Абырвалг, потом тире, потом выключите комп, а теперь включите, а теперь зайдите в Биос..».

На пятый день я психанула, и сказала что пришлите мне уже кого-нибудь, чтобы он эту вашу лабуду настроил нормально раз и навсегда, или я подключусь к другому провайдеру, а про вас напишу в интернетах такие гадости, каких вам даже сумасшедшие старушки-соседки под дверь не «накладывали».

И мне прислали какого-то техника, по имени Матвей. Лет 19-20 мальчонка, страшненький, прыщавенький, с жидкими усишками — всё как положено по должности.

Матвея мне прислали аж в 10 часов вечера, но с тем же успехом мне могли прислать Писикака. Потому что он тоже стоит и ничего не делает. Матвей долго включал и выключал комп, шевелил усишками, просил чаю с колбасой, колбасу без чая, спрашивал сколько время, хмурился, интересовался: одна ли я живу, или, может, мужик какой есть? А то вдруг нету, а Матвею щас вот домой во Фрязино ехать, а электричка последняя вот-вот уйдёт, поэтому он бы у меня заночевал, ибо тут сложный случай и колбаса.

Мне тогда было 25 лет, и я ещё верила людям. Даже таким странным как Матвей. И я разрешила ему переночевать у меня, раз уж там всё так сложно и электричка.

До трёх часов ночи Матвей шатался по всей квартире, и скрёбся в дверь моей комнаты, закрытую изнутри на 235 швабр. Просил сначала второе одеяло, потом третью подушку, а потом сексу. Ибо он уже всерьёз к нему готов, и именно этим мне в дверь и стучит. Слышишь, какой тяжёлый и мощный звук? А? То-то же!

Не то, чтоб я испугалась 20-летнего подростка, но бесил он меня страшно. Можно было выйти и ушатать его в глаз, но это вышло бы громко, а у меня соседи, и перед ними неудобно. Решила ждать до утра, а там уж соседи на работу уйдут, а я Матвея порешу. Прям колбасой по усятам. Насмерть.

Но я встала в 9 утра, а Матвея уже не было. И на минуту я даже с облегчением выдохнула, но потом я узрела своё компьютерное кресло. Обычное офисное крутящееся кресло, обитое плотной тканью.

Так вот. Я не знаю, сколько времени ушло у Матвея на то, чтобы раз десять на него «излить свое желание», но он смог. Я это видела чётко.

Кресло я завернула в штору из ванной, и пинками выкатила на помойку.

В Корбину даже звонить не стала, просто подключила другого провайдера. И забыла про Матвея напрочь. На целых 13 лет.

И сейчас я вижу его лицо на Фейсбуке, в разделе «Вы можете их знать»! И имя вижу, и даже фамилию вспомнила сразу.

Вот есть у вас какие-то логические предположения: откуда Фейсбук знает, что 13 лет назад Матвей д….. у меня дома???