Сигарета

Я не курю. Я не считаю себя курящей, это не моя привычка. Но иногда в жизни случаются моменты, когда в моей руке медленно тает сигарета.
Уже два года я не сидела на этом окошке, не смотрела с высоты на маленькие гаражи, качели, на снег во дворе. Тогда что-то случилось, уже не помню что. Я растерялась, достала пачку и ушла наслаждаться одиночеством.

Когда я повстречала Ваню, а это было лет пять назад, мое главное условие было таким: бросишь курить, тогда я буду с тобой встречаться. Нет – и думать обо мне забудь. Он бросил, и вот теперь я сижу на холодном окошке в подъезде, медленно выпускаю дым, думаю о тебе. Он на работе. Конечно, любит и скучает, конечно, он не догадывается, как сильно я «попала».
Когда я рассказала о тебе близкой подруге, она ответила, что все люди появляются в нашей жизни, чтобы научить нас чему-то, и в моем случае это очевидно: мне пора взяться за английский. «Конечно, в моей жизни такого никогда не было, поэтому я не могу полностью тебя понять», — сказала мне Аня и вышла за порог. А я и не рассчитывала на чье-то понимание.
В подъезде слышны чьи-то шаги, скрип лифта. Я пытаюсь понять, с какого этажа доносятся звуки, и быстро перебираюсь на другой. Я не хочу, чтобы меня кто-то здесь встретил, такую растрепанную и с сигаретой.

Я сижу на окне в мужской кофте и мохнатых сапогах. Мне нравится. Здесь темно и много дыма. Я смотрю, то на сизые узоры в воздухе, то на разноцветные фонари за окном. Здесь точно лучше, чем дома. Потому что дома… точнее в квартире, которую мы снимаем, я совсем разучилась что-либо делать. Уже много дней я откладываю все дела на потом, но сама больше ничем не занимаюсь. Я могла бы съездить в магазин и купить новое платье или немного поплавать в ближайшем бассейне… В конце концов, сегодня нужно было съездить на пары, и я собиралась… Но вместо этого я сижу в подъезде и мои волосы все сильнее пахнут табаком, а совсем недавно я вдыхала их нежный вкус шампуня и духов.

Я не люблю депрессии, я не люблю депрессивных людей. Уже в который раз я говорю себе: «Все, хватит! Нужно выбросить из головы все эти мысли и двигаться вперед, нужно что-то делать! Я еще никогда так долго ничего не делала и не откладывала так много на потом. Нужно, нужно! Забудь!» Да, я понимаю, как надо, но у меня ничего не получается.
Я хочу поговорить с тобой. Я целый день жду, вдруг ты что-нибудь напишешь или позовешь меня. Нет ничего хуже надежды, она убивает меня.

Я точно помню тот день, когда полюбила тебя. С тех пор со мной происходит что-то ужасное. А ты спрашиваешь, как мои дела, и я стараюсь отвечать, что все хорошо.
…Хватит сидеть в подъезде, хочу подышать воздухом. Я щелкаю зажигалкой – еще работает. Спускаюсь в лифте. На улице снежно и холодно. Конечно, я одета не по погоде. Холодно, но так приятно! Я делаю несколько шагов и прячусь в арке. Осталась одна сигарета, а было три. Нет, целых три! Выкурю еще, и, наверное, мне станет плохо.

Сильный ветер вырывает из моих рук пустую пачку. Я быстро иду вдоль дома, дышу морозным воздухом и дымом. Мои зеленые джинсы пачкаются снегом. Холодно, так холодно! Наверное, сейчас мне нельзя болеть… Скорее домой! Пить чай, греться и отмывать запах табака. Чтобы никто не узнал.

Душевный раздрай

Исполнилось сорок дней, как ушла бабушка. Сегодня я раздаю всем поминальные конфеты. Надеюсь, что она ушла в рай.
Ее могилу совсем занесло снегом, прощальные венки разворовали… Желтенькая кошка Муся ходит из стороны в сторону и рыдает. Когда-то давно бабуля принесла ее еще котенком, выхватила из-под колес велосипеда. А теперь Муся и сама старушка. Мама говорит, похороним ее рядом с хозяйкой, когда придет время.
Когда бабушка умерла, меня не было дома. Она тяжело болела, и я предупреждала своих: «Если уйдет, звоните мне сразу же, неважно во сколько, пусть поздней ночью».
Мы совсем не попрощались. Болезнь была таковой, что она почти ничего не помнила и не понимала, падала, если вставала с кровати. А поскольку все забывала, то вставала каждую секунду. Только ее укроешь и выйдешь за дверь, а она тут как тут, стоит с тобой рядом: «Ленк, иди укрой меня, я лягу!»
Когда я уезжала, оставалось полчаса до приезда такси. Я сказала об этом бабуле, на что она ответила: «Значит рано еще прощаться, будешь уходить, тогда!» И ушла в свою комнату. Она уснула, а когда пришло время прощаться, мне никто не позволил ее будить. Ведь потом ее не уложишь, и сама же будет мучиться.
Она прожила еще больше месяца, а мне за все это время ни разу не удалось поговорить с ней по телефону, ведь она почти все время спала.
На фоне всех переживаний у меня начались страшные бессонницы. Я знала, что больше никогда ее не увижу. Ночи напролет я лежала в обнимку с одеялом, мечтала уснуть, но не могла закрыть глаза. Слез не было. Проклятые мысли вертелись в голове до семи утра, а снотворные только усугубляли состояние. Я стала стабильно просыпаться в 13.00, пропускала все утренние пары…
И вот однажды в 10 утра раздался постылый звонок. Я еле дотянулась до телефона, на экране высветился номер мамы. Как же не хотелось брать трубку, я почти не спала… Но мысль, что это важное, не отпускала, и я ответила хриплым голосом: «Але…». «Лен. Бабулька умерла. Сегодня утром». Весь день мою душу терзали две мысли: во-первых, через день я должна была выехать домой, у меня куплен билет! Думала, увижу ее живой. Я даже купила ей лекарство недавно… Обезболивающее от рака на ранних стадиях… Во-вторых, сегодня я могла быть рядом! Я хотела уехать пару дней назад, но у меня ничего не получилось!

…И вот теперь исполнилось сорок дней. Я до сих пор иногда разговариваю с ней вслух. Я представляю, что она слышит меня, и в пустой комнате начинаю просить у нее прощения или здоровья для моих близких… Я единственная не побоялась после ее смерти ложиться на ее кровать и засыпать там, как тогда, в детстве…
Сегодня я снова обратилась к ней, думаю, что в последний раз. Я попросила ее о счастье… О тебе.

Чувства

На рабочем столе моего ноутбука и планшета появились твои фотографии. Я, не стесняясь, выбрала их и не прячу от мужа. Он не злится, иногда шутит и смеется над моим поведением. Сегодня подметил, что его фотографий на моем мониторе никогда не было. А на его компьютере всегда я, с самого первого дня нашего знакомства.

Мечты

Вчера я ждала подругу, темным вечером, на холоде. Рядом курила незнакомая девушка, тоже кого-то ожидая. Мне было как-то неудобно попросить у нее сигарету, и я пошла в ближайший киоск. Не знаю зачем, но я снова купила пачку. То ли надеясь как-то согреться, то ли провести время. Мои пальцы совсем замерзли, я еле подожгла тонкую папиросу. Выкурила только одну. Мне не понравилось. Зачем вообще я это делаю, зачем мне это нужно? Когда-то давно я испытывала искреннюю ненависть ко всем, кто дымит. Я спрятала пачку в сумку. Хотелось ее выкинуть, но рядом не оказалось урны.

Сегодня на психологии мы писали свои жизненные цели на пятьдесят лет, на десять, и на случай, если нам останется жить всего три дня. Нам сказали, что, конечно, все это важно, но то, что написано в целях на три дня, вообще чертовски важно! Я пробежалась глазами по своим строчкам, хотя и так все помню наизусть. Корявым почерком, черной гелевой ручкой: «Признаться в любви человеку, которого я действительно люблю. Провести это время вместе, и лучше в Италии».