Девушка я рисковая. И еще – великая спорщица. В тот день было «замазано» с Катюхой, что я познакомлюсь за три часа с тремя молодыми людьми и обменяюсь с ними номерами телефонов. Когда я ворвалась в кофейню неподалеку от Катюхиного дома, два номерочка уже посапывали в моем кошельке.

Оценив обстановку, я выискала «нужный объект» — им оказался симпатичный товарищ в брючках, жилетке и рубашке в горошек, скучающий за столиком у окна в компании кофе и ноутбука.
«Стиляга! То, что надо», — решила я, и заняла столик неподалеку. Спустя пару минут я взялась неистово листать блокнот, рыться в сумке, греметь ключами, громко вздыхать и оглядываться.

«Объект» клевать почему-то отказывался. «Гарнитура в ушах мешает ему что ли воспринимать мои позывные?» — подумала я и перепрыгнула за его столик.

— Слушать mp3 музыку, когда в метре от Вас сидит такая богиня, по меньшей мере неразумно! — затрещала я. — Или у Вас может там чудесные лекции о спасении Вселенной от всемирного потопа?

Молодой человек поднял на меня карие глаза и улыбнулся. Потом вынул один наушник и протянул мне.

— Стинг? — я готова была услышать что угодно, вплоть до пошаговой инструкции как стать похожим на Сергея Зверева, но почему-то Стинг в мои мысли никак не вписывался.

— Извините. Просто впервые встречаю юношу, который слушает такую… ммм… лирику.

— Знаете, мама очень любила его творчество. А с момента, как ее не стало, слушаю его постоянно, – в его карих-прекарих образовалась влажная поволока.

Утешать два метра в горошек не входило никак в мои планы, но он очень быстро сменил тему.

— А вы случайно к дизайну не имеете отношения? Я смотрю со вкусом у Вас все в порядке, — и он оценивающе взглянул на мою синюю шелковую блузу, заправленную в ладно сидящие по фигуре терракотовые брючки.

— Да не особо. А что такое, нужна помощь?

— Занимаюсь ремонтом в трешке. Обещал маме перед ее смертью, что вытащу из квартиры все доисторические глупости и сделаю из рухляди конфетку.

Нет, он определенно отличался от знакомых мне парней. Мы проговорили минут 40. Потом в кофейню ввалилась уставшая ждать на улице Катюха, и мне пришлось ретироваться, вооружившись очередным заветным 8-91….

Из трех номерочков я перезвонила по последнему. Причем очень и очень скоро, прямо на следующее утро…

И не менее скоро я осознала, что следующие этапы моей биографии без двух метров в горошек, «карих-прекарих», и Стинга уже невозможны.

…Вчера я перевозила свой туалетный столик в Аркашину трешку – он идеально вписался в его спальню. И еще — рыжего кота Семочку. Кот ночью обновил интерьер, выбрав для своих гнусных делишек турецкий ковер на полу в прихожей.

Стинг рыдал свое «Shape of my he-e-eart…», Аркаша орал инопланетное «убьюзасранца!» и носился за Семой, размахивая моим пушистым тапком, а я улыбалась и понимала – кажется, так начинается счастье…